Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Евгений Осин 

С Женей я познакомился еще до своего Сознания Кришны, а если точнее, то где-то в середине 80-х. В Москве была так называемая рок-лаборатория, последняя попытка коммунистов и комсомола удержать контроль над растущей лавиной рок-музыки, которая захлестывала страну. Было понятно, что концерты запрещать не удается, рубильники вырубать не удается, как это всегда было раньше. И вот они попытались все группы зарегистрировать, все тексты залитовать. Те группы, чьи тексты были залитованы, получали разрешение на выступления. В те времена местом для выступлений были, в основном, какие-то Дома культуры, красные уголки, в общем-то.

«Звуки Му», в которой я играл, была одной из первых групп, прошедших аттестацию. Другой такой группой был «Николай Коперник» (1988 год) очень модная группа, одна из родоначальниц стиля new wave. Женька играл там перкуссионистом. С «Коперником» мы дружили, и я даже как-то помогал и играл с ними на перкуссии. Потом Женя создал свою группу под названием «Дед Мороз». Очень прикольная командочка была, со смешными текстами! Пели, в том числе, и про «Тишинку» — так в среде музыкантов того времени называли барахолку, где вся моднящаяся столица одевалась, да и сами музыканты дешево, но сердито и модно, приодевались для своих концертов.

Евгений Осин

«ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ»

А еще у меня сохранились даже записи с концертов в Центре Стаса Намина, когда Женя, еще своей раскрученности, выступал с моей группой «MC Павлов», играя на клавишных.

Потом Женя ушел в группу «Браво». А после «Браво» (после 1989 года) он уже сделал свой сольный проект. С группой «Авалон» он записал альбом «Светлый путь огня», а в 1992 году выпустил свой первый сольный альбом «70-я широта».

Как-то он мне позвонил и заговорил на темы жизни и смерти. А все знали, что я из «Харе Кришна», что я вегетарианец, что не курю и не употребляю, и, естественно, он позвонил мне. Я ему говорю: «Ну отлично, Жень, в таких вопросах есть смысл!» И предложил ему сходить в храм на «Колхозной» (ныне метро «Сухаревская»). Это был конец 80-х. Легендарный, первый в Москве, храм Кришны располагался в полупустующем доме в начале Проспекта Мира, недалеко от Садового кольца. Женя пришел, и ему очень там все понравилось, он заинтересовался и стал потихонечку туда приходить. Ему нравился прасад, он все это воспринял очень искренне. Видать, какой-то импульс в нем был, что так быстро он во все это погрузился. Я его познакомил с Аланкаром (ныне Бхакти Чайтанья Бхарати Свами), оба жили в Кузьминках, практически по соседству, общались также друг с другом. Вегетарианство Женя принял очень серьезно. Довольно быстро приобщился к повторению махамантры. Он повторял вначале сколько-то кругов на четках, но однажды произошел случай, который вдохновил его на повторение даже 16 кругов. Кажется, это было уже после того, как он покинул «Браво».

Дело было в метро. «Еду в метро, — рассказывал он сам. — В руках мешочек с четками, сижу себе, повторяю. А рядом сидит ярковыраженный, длинноволосый хиппарь. Тут заскакивают какие-то отморозки, их тогда нацистами еще не называли, но из той же оперы, и набрасываются на хиппаря. Они его дубасят, а я сижу рядом с мешочком и только повторяю: „Харе Кришна Харе Кришна“… Этого тут в кашу месят, а я сижу, как будто меня тут и нету вообще!» И настолько Женю тот случай потряс, что уже со следующего дня он стал повторять по 16 кругов. Он неожиданно так взлетел — и творчески, и духовно. Стал соблюдать все принципы, повторял по 16 кругов. В его группе на гастролях никто не ел мяса. Это не значит, что все были вегетарианцы, но было строгое негласное правило, которое он сам установил в своем окружении. Его директор тех лет, не помню его имени, тоже интересовался Харе Кришна и тоже приходил в храм, кажется, даже мантру начинал повторять. Лично Женя настолько строго все соблюдал, что даже на гастроли брал с собой электроплитку, на который готовил еду и предлагал ее Кришне, а потом кормил всю группу. А поездил он по стране много, потому что после песни «Плачет девушка в автомате» у него пошел взлет популярности. Это были 90-е, гонорары были большими, и везде, где бы он ни побывал, он заходил в местный храм Кришны и жертвовал деньги. А ИСККОН распространился тогда уже очень широко. Когда мы с Гопалом Кришной Госвами Махараджем ездили в начале 90-х, Харе Кришна были, в основном, в крупных городах, но уже скоро Харе Кришна распространилось и по маленьким городкам и даже по деревням. Естественно, оставлял Женя пожертвования и в московском храме.

Когда Женя стал популярностью, журналисты задавали ему еще и такие вопросы: «А почему ты вегетарианец?» Ну и все такое… Он постоянно проповедовал им, рассказывая не только о вегетарианстве, здоровом образе жизни или о том, что не пьет. Его именем было сделано немало прекрасной проповеди.


В какой-то момент, однако, что-то пошло не так, как хотелось бы. Его интерес к Харе Кришна стал гаснуть, хотя Женю потом не раз видели в кафе возле храма на «Беговой» — привязанность к прасаду сохранялась.

Ранее (и до сих пор) я каждый год устраивал минифестивальчики на свои Дни рожденья, на которые приходил музыкальный народ, кто связан с фанком, рэпом, соулом, джазом и т.д. Друзей и знакомых масса, но все обычно заняты, и не видимся целый год, а вот на День рожденья все снова вырывались на тусовку. Уже в 1999 году, когда я немного восстановился после страшного ДТП и понял, что остался в живых и что жизнь продолжается, я позвонил Жене, чтобы пригласить его на свой День рожденья. До этого он всегда приходил и играл. Но на этот раз звоню, чтобы пригласить, а он мне говорит: «Лёш, а ты не задумывался над тем, почему это с тобой произошло?» Я ему говорю: «Да тут и к гадалке ходить не надо, это называется простым русским словом „карма“». «А может, это все не то? — рассуждает он. — Может, мы не Тому поклоняемся?» «Да ты что! — удивляюсь я. — Да это и есть основное положение: Бог — один! Не может быть „индийского Бога“ или „русского Бога“. Бог — один на всех! Просто Его видят по-разному. Он как Солнце, на которое по-разному смотрят с разных точек. Чукчи видят его над горизонтом, в Африке — в зените». Потом мы еще несколько раз созванивались, и он каждый раз переводил разговор на эту тему, полагая, что мы, кришнаиты, немного, мол, заблудились и не Тому поклоняемся.

К сожалению, если раньше Женя строго следовал всем принципам, то теперь он пристрастился к алкоголю. В какой-то степени, тут, может, виновата и популярность. Популярность — это такой орешек, который не каждому по зубам. Очень многие на этом спотыкаются.

Сожалел ли он о том, что отошел от Харе Кришна? Трудно сказать… Но внешне он вообще как-то от всего этого отстранился. Несколько лет подряд я пытался вытащить его на свои Дни рожденья. Но он все время отказывался под разными предлогами, уверяя даже, что вообще перестал играть. Немного пообщались мы с ним, когда отмечалось столетие Русского вегетарианского общества, которое учредил Лев Толстой. В открывшемся уже к тому моменту ресторане «Джаганнат» на Кузнецком мосту по этому поводу устроили большую пресс-конференцию. Туда пригласили Стаса Намина, меня, Женю. Это было одной из наших последних с ним встреч. Тогда с ним еще было все нормально, он еще не злоупотреблял алкоголем, хотя уже и не был «Харе Кришна».

Несколько лет назад мне как-то сказали, что, мол, у Женьки Осина какие-то суицидальные мысли, какие-то настроения пасмурные, что жить не хочет, мол. Однако вот в прошлом или позапрошлом году мы с Ватсапалой, который Женю тоже хорошо помнит, позвонили ему, а тот говорит, что сейчас работает над альбомом неизданных песен, что находится на творческом подъеме, что идут репетиции и даже концерты бывают. Он сказал мне, что с ним всё нормально.

В его жизни случались самые разные неприятности. Но что бы ни случалось и о чем бы ни говорилось, всё это в прошлом. Самое же главное, что с ним осталось, это то, что в середине 90-х, когда он был на взлете, он повторял имя Бога, строго следовал всем принципам.

Что можно пожелать Жене, этой искренней и ищущей Бога душе? Ему, как и всем, кто ищет Бога и смысл жизни, а это одно и то же, хотелось бы пожелать продолжать идти этим благородным путем. Да, бывает так, что человек оступается. Но обретенный внутренний опыт не исчезает, а остается с тобой. Это отправная точка, с которой ты шагнешь в новую жизнь, чтобы все равно достичь духовного совершенства. То горение, та искренность, душевность, с которой Женя следовал по этому пути на определенном этапе жизни, достойны похвалы. В то время его заботило не купание в лучах собственной славы, а спасение других. Здесь нет особой трагедии, но есть путь, для каждого свой. Так или иначе, мы все ходим по острию лезвия майи. Но тот вклад, который он внес, уже сам по себе достоин прославления, и он не останется незамеченным. Я вспоминаю о нем со всей любовью и теплотой!

Автор: Алексей ПАВЛОВ

Источник: http://www.dandavat.ru/aleksej-pavlov-imenem-zheni-osina-sdelano-nemalo-prekrasnoj-propovedi

См. также другие материалы на нашем сайте:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Родительская категория: Книги
Категория: Статьи

Поделиться в социальных сетях

Яндекс-поиск

на сайте vasudeva.ru

Последние комментарии

  • 14.12.2018 09:59
    Харе Кришна. Последний уже давно "ушёл". Но есть некоторые отдельные тома.

    Подробнее...

     
  • 13.12.2018 18:12
    Харе Кришна! Примите мои поклоны! Можно уточнить - таких комплектов больше нет или есть последний?

    Подробнее...

     
  • 04.12.2018 16:37
    Мои поклоны Чайтанья Чандра Чаран прабху. Я видел, что по видео, одни вайшнавы критиковали "переделанный" ...

    Подробнее...

     
  • 04.12.2018 14:04
    Спасибо большое! Каждое напоминание - как луч света в темном царстве Кали-Юги... Спасибо!

    Подробнее...

     
  • 03.12.2018 08:13
    Харе Кришна. Думаю после Нового Года появятся.

    Подробнее...

     
  • 02.12.2018 07:13
    Подскажите пожалуйста, когда появится в наличие?

    Подробнее...

Случайные фото

Форма входа



Поиск